Метеоролог

Автор:  Ольга Стефанова | 16.12.2009 17:36:12 |

Версия для печати

Метеоролог — самый главный ученый на полярной станции. По большому счету жизнь на станции круглый год поддерживается именно для ежедневных наблюдений за погодой.

Метеоданные — сведения о температуре и влажности воздуха, о направлении и скорости ветра, осадках, барометрическом давлении и многом другом — нужны в Антарктиде всем исследователям без исключения. Орнитологам, которые связывают свои наблюдения за птицами с метеоданными и могут строить прогнозы относительно будущего поведения птиц, численности колоний на будущее. Гляциологам, которые отмечают, когда началось таяние льда, насколько оно интенсивно, и также могут прогнозировать будущие события. Биологам, гидрологам, океанологам, географам, мерзлотоведам. Короче, всем.

Виктор Алексеевич Перский — наш метеоролог — спит на станции меньше всех. Ему нужно четыре раза в сутки обновлять метеоданные (по-научному, это называется синоптический срок) — в 8 утра, в 2 часа дня, в 8 вечера и в 2 часа ночи. То есть в любую погоду — в любой мороз и ветер — он обязан выйти на метеоплощадку и снять показания приборов.

Наша метеостанция — полуавтомат. Некоторые данные с электронных датчиков поступают к Виктору на компьютер: температура, влажность, прямая солнечная радиация, скорость и направление ветра.

А вот видимость, облачность и осадки измеряются непосредственно метеорологом. Видимость и облачность — визуально — на глаз. А количество осадков — специальным прибором — осадкомером Третьякова. Есть такая стойка-сосуд. Она сконструирована таким образом, что в ведерко попадает ровно столько осадков, сколько падает сверху. То есть сбоку не задувает и не выдувает.

Дважды в сутки в этом ведре Виктор растапливает снег и по количеству делений определяет миллиметры. Снег обязательно надо растапливать, потому что снег может быть рыхлым или, наоборот, плотным, и тогда его высота выпавшего снегового покрова не будет соотвествовать реальному количеству осадков. Кстати, осадкомер Третьякова сконструирован более 150 лет назад. С тех пор, конечно, придумано много других приборов, в том числе и электронных, но почему-то суровых условий Антарктиды эти приборы не выдерживают и быстро ломаются. Поэтому метеорологи пользуются таким невзрачным, но очень надежным осадкомером.

А самый красивый прибор на площадке – гелиограф.

Гелиограф — это такой неподвижный стеклянный шар, который служит линзой, собирающей лучи Солнца на специальной фиолетовой ленте, разделённой часовыми линиями. С помощью этого прибора измеряют продолжительность солнечного сияния — то время, в течение которого солнце светило с достаточной силой (интенсивностью), чтобы прожечь ленту. Прожог имеет вид линии, по длине которой судят о продолжительности сияния. Если солнце было затянуто тучами, прожога не будет. Иногда, когда облака совсем прозрачные, солнце не прожигает ленту, но оставляет на ней заметный след.

Гелиограф должен быть установлен на метеоплощадке так, чтобы при любом возможном положении солнца ничто не отбрасывало на прибор тень. Ось гелиографа должна быть строго параллельна оси мира. И шар должен быть все время чистым, потому что пыль, следы осадков, роса, иней, изморозь на нем могут ослабить и исказить прожог на ленте.

Все собранные данные Виктор обрабатывает и в каждый «синоптический срок» телеграммой отправляет в Арктический и Антарктический Научно-исследовательский институт в Санкт-Петербурге, а затем — в мировую систему данных о погоде — Всемирную Метеорологическую Организацию. После чего метеорологи из 188 стран-членов ВМО могут строить свои прогнозы, используя наши данные. Кстати, все метеорологи отправляют свои синоптические сводки телеграммами, а не письмами по электронной почте. Интернет пока все еще не такое надежное средство связи.

Zoya
|
26.04.2011 19:25:09
Kak mozhno ustroitsya na rabotu k vam? v Antarktidu? Ya po profesii tozhe meteorolog,25 let opyta raboty